23:57 

Везучая четвёрка: «Секреты»

KoMARga
Орфография мозга
Название: Клуб одиноких сердец Макото Джонс
Автор: KoMARga
Беты (редакторы): Сhoco_Reader
Фэндом: Kuroko no Basuke
Основные персонажи: Мицухиро Хаякава, Тайга Кагами, Рёта Кисэ, Юкио Касамацу, Тецуя Куроко
Пэйринг или персонажи: Кайдзё, как центр вселенной; Сейрин, естественно; мелькает остальной канон; ну и оригинальные до кучи; ОЖП/Касаматсу; (?)/ОЖП.
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика, Драма, Повседневность, Hurt/comfort, Songfic, Учебные заведения
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе написания
Публикация на других ресурсах: Только с разрешения моей скромной персоны.
Описание: "Мы - Оркестр Клуба Одиноких Сердец Сержанта Пеппера, мы надеемся, вам понравится представление!".
Ещё одна влюблённая в баскетболиста школьница по имени Наканиси Момо и уставшая от таких вот бесконечных фанаток Макото неожиданно буквально сталкиваются друг с другом по воле судьбы. И они никак не могли знать, к чему приведёт это неоднозначное знакомство: для Момо откроются двери в большой спорт, а у Макото, возможно, появится шанс поменять свой образ жизни. А рассказчиком буду я, ваш Купидон.
Посвящение: Дзин, за вдохновение. Насте (Fanny_Price), потому что она крутая.
Примечания автора: Зачем? Потому что я могу.
Я, как обычно, натыкала жанров, предупреждений и, естественно, тупое название и описание. Nobody cares.
Песня из описания: The Beatles – Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band.
P.S. ОЖП из шапки - не всегда один и тот же персонаж. Также автор допускает какие-то вольности в виде предпочтений канонных персонажей, но AU не ставит пока что.
P.P.S. R - за мат.

Благодарю за перевод всех использованных песен Лингво-лабораторию "Амальгама" (www.amalgama-lab.com).

ficbook.net/readfic/1926049



Везучая четвёрка: «Секреты»



- Ну и что ты хочешь, чтобы я сделала?

Макото сложила руки на груди и облокотилась об стену. Араки выдохнула, покачав головой и сокрушившись, что до Шапки не дошла тема разговора. Энди пожала плечами, так как тоже не понимала, при чём тут они и Джонс в особенности.

Сугияма скривилась, зло сдвинув брови к переносице.

- Поговори с ней! Ты ведь… типа умеешь внушать людям, что они молодцы и всё-такое. Ты же наш лидер, - в лоб заявила Хару, но розововолосая лишь глаза закатила.

- Поправочка - была им. Теперь это её участь, пусть мучается, а я умываю руки.

- Макото, пожалуйста!

Блондинка хватает подругу за руку, не давая той уйти. Лицо её вмиг приобретает беспокойный оттенок, губы дрожат, а вторая ладонь сжата в кулак.

- Я не могу… не могу сама, - содрогаясь, сказала Хару и опустила голову. Она сгорбилась и закусила губу.

Девушки стояли в коридоре на втором этаже школы, неподалёку от женского туалета, откуда слышались тихие-тихие одинокие всхлипывания.

В школе было пустынно – большинство спортсменов занимались в спортивном комплексе, готовились к соревнованиям, грядущим осенью и зимой, другая часть учеников, посещающих иные кружки и отбывающих летние занятия по неуспеваемости, находилась в самом здании школы, наслаждаясь недолгим простором и тишиной. Макото, покинув клуб чирлидинга, решила заняться хотя бы учёбой и освобождением клубной комнаты «Кружка по интересам» от вещей, чтобы её занял пресловутый кружок любителей искусства. Серьёзно, они просто сидят часами и пялятся на картины, изредка высказывая своё мнение об этой ереси. Даже Момо была расстроена, что больше не услышит, как Джонс поёт, и не узнает, как умеет играть на ударных Кобори. Много ребят в Кайдзё были талантливы во многом, но проявляли себя больше в спорте, стараясь отодвинуть столь неприбыльное занятие музыкой или искусством на задний план. Никто и не знал, почему, просто… казалось, что это их единственный билет в успешное будущее.
Ведь для этого они и здесь.

Тошико занималась в библиотеке, оставив клуб и решив заняться подготовкой к выпускным экзаменам. Порой та помогала Шапке с сортировкой нот и уносила какие-то коробки к себе домой. Иногда она не могла отказать себе в удовольствии спеть с подругой что-нибудь простенькое, а потом быстро-быстро убегала по своим делам. Араки увлекалась многими вещами, но старалась не распространяться об этом, считая подобный образ жизни полнейшим пустяком.

Чаще всего спутницей розововолосой являлась знойная мулатка – Энди Родригес, старающаяся вклиниться куда только можно. В прошлом году она была студенткой по обмену, но, в конце концов, решила получить студенческую визу и остаться учиться здесь, в Японии. Энди частенько поддерживала точку зрения Макото и считала её сестрой по духу, но всё равно без конфликтов не обходилось. Сейчас ходила на дополнительные занятия и в языковую школу, но японский давался ей легко, пусть и с акцентом.

А Хару… Харухи превратилась в нечто бесформенное, бесхребетное. Почти вся школа знала её по успехам в дзюдо, баскетболе, а теперь и чирлидинге, но что-то изменилось. После проигрыша многие опустили носы, только этот провал – далеко не первый в жизни Сугиямы. И она была сильнее многих не только девушек, но и парней чисто морально, что позволяло той легко подниматься и отряхиваться после незначительных падений.

Куронума так не могла. Эта девушка считалась трудолюбивой и ответственной, преданной и просто очень хорошей. Она посчитала такой великой честью занять место Макото, но не смогла выдержать навалившегося груза после уничтожительного поражения и теперь… снова плакала в женском туалете, не желая ничего слышать в поддержку. Прошлый разговор с Джонс облегчил её состояние, но, стоило наступить новой рабочей неделе, как та снова сломалась.

Они знакомы с Хару только с начала этого года, с момента, когда внезапно оказались в одном классе и за соседними партами. Нашли что-то общее, разговорились, узналось, что они вместе состоят в одном клубе чирлидинга, где ранее не замечали друг друга. Черноволосая была мягка по характеру, покладиста, а блондинка – в противоположность ей – имела твёрдую волю и тяжёлый кулак. Они… хорошие подруги, и Сугияма считала себя ответственной за то, что не уберегла ту от страданий. Но больше всего, больше всего...

Та ненавидела его. Парня, третьекурсника, который ухаживал за Куронумой.

Он не ценил её доброты. Заботы.

Не дорожил ею совсем. И обращался как с мусором.

Это сторона, с которой смотрит Харухи на их отношения, о чём она незамедлительно поведала Джонс пару минут назад.

Куронума же распылялась о том, что слишком уродлива или сера для своего «принца на белом коне», что она не может соответствовать ему и его статусу, отчего тот охладел к ней. Она считает себя виноватой. Воображает себе в уме тысячу недостатков. Макото её понимает и отчасти сочувствует.

Но сложив два и два, Шапка решила, что лучше оставить всё на своих местах. Пусть брюнетке накостыляет по голове этот опыт, и она либо станет больше себя ценить, либо… превратиться в зависимую и бесхребетную женщину в будущем. Она пораздавала всем вокруг достаточно советов и напутствий, пора бы и честь знать. Джонс устала, выдохлась. Нет больше сил поднимать на ноги других, когда сам на коленях ползаешь.

- Можешь, просто не хочешь, - коротко отрезает та и уходит.

«Нам не впервой», - промелькнуло в голове Куронумы, и та утёрла слёзы. Сегодня он сказал, что не хочет её видеть, а тренер накричала, проигнорировав любые заявки на новую программу. День не задался. Ну или жизнь пошла наперекосяк.

Атсуко – так её звали – была и правда очень трудолюбивой девочкой. Не имела каких-то выдающихся способностей или хобби, но всегда старалась успеть везде, сделать всё, чтобы показать больше не себе, а окружающим, что она чего-то стоит. Стоит, чтобы её заметили.

Она всегда завидовала Макото. Буквально с первого дня, когда она внезапно появилась в школе – обычно посреди года никого не принимают, но Джонс была настолько выдающейся, что её приняли чуть ли не с салютом и цветами. Ей были рады все: парни - потому что видели ту на разворотах журналов, девушки – так как очень хотели попасть на самую вершину по удачному знакомству. Женский баскетбольный клуб принял её мягко говоря не радушно, но и там она смогла закрепить за собой место в очень короткие сроки. Макото восхищались, её любили и ненавидели, а ещё о ней говорили – просто бесконечно. И к ней же тянулись такие же успешные люди.

Тошико - успевающая в любом спорте, который только доступен ученикам Кайдзё.

Энди – полиглот и местная модница. Просто своим видом она являлась магнитом для внимания.

А Харухи… вечная мощь и сила в женском теле. Целеустремлённая, позитивная, всюду стоящая за себя и своих друзей горой. В буквальном смысле, она ведь дзюдоистка в чёрт уже знает каком поколении. Она стала для неё лучшей подругой среди всех, что были с ней в разных школах и домах, по которым она вечно переезжала из-за работы отца. Сугияма всегда поддерживала Куронуму, всегда тянула вверх.

А ещё есть он. Пловец, отличник и кандидат в олимпийскую сборную, общительный, яркий, весёлый, душа компании… Он заметил её в тени, Атсуко до сих пор не понимает, как. Сказал, что она красива и мудра не по годам, да и множество других комплиментов, которых никто не говорил прежде, что незамедлительно вскружило ей голову.

«Он слишком хорош для меня», - крутилось в голове. А Хару всё твердила, что он ужасен. Что он отвратительный, подлый, лживый. Что Куронума – всего лишь красивое приложение для статуса лучшего парня в школе.

Хару изначально видела в нём врага. И она ей верила, частично, но всё-таки.

За пару месяцев девушка стала нервной, суетливой – внезапно тысяча и один кружок, коммитеты и подработка стали тягостными, а всё из-за разлада в окружении. Её разрывали надвое дорогая сердцу подруга и принц на белом коне.

Внутреннюю тираду и поток слёз прервал звук шагов. Наверное, все в школе знали, что на этом этаже женский туалет одержим женским несчастным призраком, поэтому старались его избегать, однако же кто-то осмелился посетить сию обитель, храбро прошествовав к умывальнику. Так было видно в щель между дверкой кабинки и полом, к которому прильнула девушка, а потом резко села, услышав… пение? Мурлыканье? Что-то такое.

Голосок был тоненький и, кажется, уже знакомый ей.

Как назло, плакса хмыкнула на автомате и привлекла к себе внимание.

- Эм… вы в порядке? – в дверь кабинки постучали.

- Д-да, спасибо, - она утёрла лицо платком, кое-как поднялась на онемевших ногах и вышла на свет.

Девушка и вправду оказалась ей знакома – Момо Наканиси, первокурсница из Сейрин. Она изливала той душу не так давно.

- Хотите воды? Сока?.. – затараторила Бантик, копаясь в своей большой летней сумке.

- Нет, спасибо. Я… я в порядке. Правда, - Атсуко попыталась улыбнуться, но ещё одна слезинка снова скатилась по её щеке. – Ох.

- Если ваш парень вас обижает, я с ним поговорю! – уставив руки в бока, гневно проговорила девушка и сдвинула брови к переносице, вызвав приступ смеха у Куронумы. Такая маленькая, такая миниатюрная и милая, но решительная! Эх, ей бы хоть капельку её уверенности.

- Нет… нет. Мы с ним сегодня даже и не разговаривали. Так, - брюнетка сглотнула, - накатило. Ты здесь по делам? Часто видела тебя в школе и в комплексе, хотя ехать от Токио не близко.

Момо пожала плечами и радужно улыбнулась. Указав на зеркало, та предложила ей умыться, а сама пока вымыла руки.

- Я люблю здесь бывать: факультативов у меня нет, тренировки… ну, мы решили пока отдохнуть и немного притормозить на достигнутом, так что после завтрака сразу сюда - к Макото-сэмпаю и… - она замялась, но потом всё же продолжила, - … и Кисе-куну, когда он здесь. Слушала её раньше в их кружке по интересам, но сейчас он распущен, так жаль.

- Правда? Действительно…

Атсуко не могла сказать Бантику, что этот самый куб по интересам считался сборищем изгоев в школе. Некоторые записывались туда, чтобы отмазываться от тренировок, но остальные же… поголовно имели отрицательную репутацию. Куронумала знала конкретно лишь об одном из них – Макото. Как там оказалась Хару, и почему её также причисляли к изнанке школьной элиты, та думать побаивалась.

Не то чтобы «Клуб по интересам» притягивал к себе плохих личностей, наоборот, все, кто вступал в него, после натыкались на неприятности и позор, в секунду облетающие всю школу. Кто-то разбойник, кто-то дива, упавшая с пьедестала, кто-то предатель, кто-то жирдяй, очкарик, зубрила… целый набор. Однако им там было уютно. И до сих пор каждый униженный мог высказаться и быть выслушенным – всё, чего хотела брюнетка именно сейчас. Она смогла излить частично душу Макото и Момо, но легче совсем не стало. Словно… словно ещё один камень лежал на душе, настолько неприкосновенный, что даже думать было не то что стыдно – боязно.

- А тебя не беспокоит, что люди говорят? - спросила старшеклассница Наканиси, когда они медленно прогуливались по коридору.

- Нет. Раньше я частенько задумывалась об этом, но Макото-сэмпай и её подруги научили меня ценить своё окружение и не смотреть на завистников. У меня ещё плохо получается игнорировать сплетни, но я правда стараюсь, - Момо поправила волосы и воротник платья. – А вас, Куронума-сан, это волнует?

- Эта школа – рассадник слухов и сплетен. Если бы мне было всё равно, плакала бы я в туалете навзрыд? – шёпотом отвечала вопросом на вопрос она.

У меня есть тайна,
Можешь ли ты сохранить ее?
Клянись, что эту тайну ты сохранишь,
Лучше спрячь ее у себя в кармане,
Забери ее с собой в могилу.
Если я открою её тебе, значит, я уверена, что ты
Никому не расскажешь об услышанном,
Потому что двое могут хранить тайну
Только в том случае, если один из них мертв.


- Это Хару-чан играет? – Куронума останавливается посреди стеклянного коридора, смотря в центр озеленённой площадки внутри школьного двора, где в перерывах гуляли ученики и отдыхали учителя.

На лавочке и вправду сидела Сугияма, играя на гитаре и напевая какую-то песню – сквозь стекло было слышно плохо, однако её выражение лица судило о том, что композиция и её настроение не являлись особо радостными. На соседней лавочке, подложив под голову кофту, лежал Такеши. Он принимал непосредственное участие в исполнении – наигрывал на кастаньетах, иногда подпевая грустной песне. Сие представление привлекало внимание всех, но никто не хотел засветиться за слушанием музыки отбросов, поэтому проходил мимо, задерживаясь у окон чуть дольше, чем необходимо.

- По всей видимости. Хотите к ней присоединиться? – спрашивает Бантик и смотрит на девушку, чей взгляд буквально прикован к развернувшемуся виду.

- А? – как после сна, просыпается она. – Нет. Нет. Пойдём, лучше найдём Макото. Возможно, мы отыщем остальную часть четвёрки в столовой.

Они отправились дальше.

- Четвёрки? – Наканиси, конечно, поняла, о ком идёт речь, но ранее даже не догадывалась, что их кто-то ещё так называет.

- Да уж. Везучая четвёрка, так зовут их на параллели – Макото и её подруг. Просто… - Куронума усмехнулась, поправив ремень сумки на плече, - … им всегда удавалось скрыться от ответственности и не ударить в грязь лицом. Кто-то придумал такое прозвище, а потом разнеслось в мгновение ока.

- Кажется, я даже знаю, кто… - пролепетала Момо. И резко затормозила.

На их пути посреди коридора стояли Морияма и ещё один парень из баскетбольного клуба. Они оживлённо о чём-то спорили, порой переходя на повышенные тона. Девушки подошли ближе и остановились, не спеша напарываться на неприятности. Присев на стоящий неподалёку диванчик, прикрываемый листьями огромного растения в горшке, те молча прислушались к теме «разговора».

- Я не буду прикрывать тебя перед Касаматсу, даже и не проси. В прошлый раз он заставил нас отрабатывать, что на твоей совести, между прочим. Следи за своей личной жизнью вне тренировок, как и все мы, - необыкновенно серьёзно говорил Йошитака, сложив руки на груди.

- Йоши, ну будь другом, а. Мне просто не хватает немного времени. Пойми, мне очень важно состоять в клубах, от этого зависит моя стипендия в колледже, - возражал его собеседник, стараясь держать улыбку на лице. – Я отлучусь всего-то на часок, а потом обязательно вернусь. Знаешь же, Куронума такая ревнивая, ещё чего вздумает, хотя сама небось налево ходит…

Оба они были одеты в форменные спортивные костюмы – значит, недавно прошёл какой-нибудь тренировочный матч или что-то такое.

Собеседник Мориямы был ненамного выше того, имел тёмные волосы и острые скулы, а ещё золотые, искристые глаза, полная противоположность вроде бы и приятному, но слегка подхалимскому тону голоса.

- Прикуси язык. Обращайся ты с ней, как джентельмен, она бы и не сбежала.

- Ха, ещё советы мне давать будешь. На себя посмотри, девственник, - усмехнулся парень и, всплеснув руками, удалился.

- Вот сам тогда с капитаном и разговаривай, - орал ему в след Морияма.

Момо поразилась тому, как с первого взгляда легкомысленный Йошитака отстоял права девушки, даже не зная ситуации. Пока Бантик не видит всей истории, трудно судить – хорошо ли он поступил или плохо. Но она надеялась на лучшее.

- Господи, я думала, они тренируются в лагере, - прижав руку к сердцу, взволнованно шептала Атсуко. Она побледнела и побоялась идти дальше, будто приросла к сиденью софы, когда Наканиси уже отошла шагов на десять.

- Куронума-сан, вы в порядке? – обеспокоено спрашивает малютка.

- Да. Нет. Просто… это мой парень. Ты… ты иди, а я…

И, внезапно вскочив на ноги, убежала в том направлении, куда ушёл её парень. Момо ошарашенно выпучила глаза и не смогла и слова вымолвить. Йошитака остался стоять на месте, видимо, кого-то ожидая. Баскетболист хмурил брови, нервно вертясь на месте и изредка топая ногой.

Все сегодня были немного на взводе.

- Здравствуйте, Морияма-сан, - поздоровалась Бантик, посчитав, что пройти, проигнорировав его, будет неприлично. Вообще, Момо старалась избегать этого индивидуума, но сегодня решила сделать исключение.

- А?.. О, привет, Наканиси-сан, - отвлечённо проговорил он.

Как странно. Обычно Морияма тут же рассыпался в комплиментах, что вызывало не то что неприязнь, скорее смущение и сконфуженность. Но сейчас того беспокоило нечто большее, чем бестолковый флирт и оранжевый мяч.

- Это... был ваш друг? Неужто совсем поссорились?

Тот глубоко вздохнул и кивнул.

- Да. Был.

Почему ты улыбаешься,
Как будто с тобой поделились секретом?
И теперь ты врешь,
Потому что поклялась сохранить ее.
Но никто не хранит тайны,
Никто не хранит тайны.
Почему, когда мы совершаем самые плохие поступки,
Мы рассказываем о них?
Они прожигают нам мозг,
Становятся сущим адом,
Потому что все говорят,
Все говорят...


- О. Вот как… - Момо замялась и не нашлась, что ещё сказать рассерженному парню.

Она встала рядом, взяв сумку в руки и немного сгорбившись под грузом тяжёлой атмосферы. Было мертвецки тихо. Погода под конец июля стала несносно пасмурной, так что днём в школе всегда царил таинственный полумрак.

И, вливаясь посильнее в воображение Бантика, можно было даже прощупать депрессивно-гневную ауру вокруг обычно радостного и неумолимого Мориямы Йошитаки.

Было страшно подумать, как себя ведёт Макото, если даже он в настроении «убивать всё, что движется». Момо вздрогнула.

- Знаешь, тебе не обязательно быть здесь. Макото сейчас в спортивном зале, - решив, что пугать малютку не стоит, он улыбнулся в своей неповторимой манере, но всё равно… получилось как-то фальшиво.

- Н-ничего. Просто… я подожду кого бы то ни было здесь. Вместе с тобой.

По-моему, это было лишним. Морияма постарался этого не показать, но, как ни крути, невооружённым глазом стало видно – он доволен, как обожравшийся сметаны кот. Ну хоть обстановка разрядилась.

- Так… кого вы ждёте? – неуверенно поинтересовалась она.

- М? Кобори. Он как всегда застрял в этом своём клубе. Даже после роспуска шляется там всё время, и это притом, что Макото его туда силком затащила, - недовольно пробурчал парень, скрестив руки на груди.

- Силком? Мне казалось, ему там нравится, - совсем не поняла его Наканиси.

- Странная история. Сама его спроси, иначе он снова будет целую неделю дуться, что я там что-то приукрасил.

Это было странно. Ну, в смысле, Кобори Коджи – божий одуванчик. Он никогда не злится, никогда не ругается и не пытается воспользоваться своим ростом или же спортивным телосложением. Момо казалось, что где-то в прошлой жизни он был ангелом, настолько уж обаятельным и добрым он оказался при близком знакомстве. Как большой плюшевый мишка.

Спустя некоторое время шатен и правда объявился, но был он весь какой-то потрёпанный и избитый чутка, с перекошенной спортивной формой и балаганом на голове, словно в куриной драке побывал. Издав что-то типа предсмертного тихого вопля, он выдохнул и поприветствовал ожидающих.

- Что с тобой стряслось? – флегматично поинтересовался Морияма.

- Господи, как вы, Кобори-сэмпай? – испугалась ни на шутку Момо.

- Макото зла. Касаматсу в ярости. Такеучи-сенсей пытался спалить зал… - сказал парень и попытался уйти в мир иной. Йошитака это проигнорировал, издав что-то типа «Фе».

Однако Наканиси была против такой реакции: она пнула Морияму и заставила того отбуксовать беднягу в медкабинет. Правда, центровой баскетбольной команды оказался довольно тяжёлым, так что тащили они его всё равно вдвоём.

Ещё было совсем не ясно, как парень вообще оказался в зале. Да и к чему разборки, он же чуть ноги не протянул.

Внутри лазарета не оказалось медсестры, как и кого-либо вообще. Парень с девушкой взвалили Кобори на кушетку, а сами уселись на табуретки рядом: Морияма ближе к выходу, а Момо у изголовья.

- Нехило ему досталось. Хотя не пойму, почему это они такие злые… - начинал нервничать Йошитака. Ему ведь тоже придётся идти в зал. А это самоубийству подобно, с какой стороны ни взгляни.

- Может быть, Макото-сэмпай и Касаматсу-сэмпай снова повздорили? И, кажется, я видела недавно Молли, она была похожа на ведьму, а ведь поцапаться в таком состоянии с Такеучи-сенсеем ничего не стоит… Это всего лишь теория, но всё-таки, - обмахивая беднягу тетрадью по математике, малютка приходила в упадок лишь от одной мысли, что «эти двое» снова в ссоре.

- Звучит похоже, однако… последнее время они ведут себя тихо. Даже если случается им быть в одном помещении, эти идиоты на удивление спокойны. Неужели сошлись-таки? – мечтательно пропел Морияма и взвёл глаза к потолку, видимо, проецируя себе счастливые картинки из своего воображения.

- С-с-с-с-сошлись?!

Наканиси так охренела, что случайно ударила Кобори по лицу опахалом, но тот, кажись, уже отошёл в мир иной, потому что почти не среагировал.

- Ага. Мы клубами даже ставки уже поставили, собственно, если они сойдутся до конца года, то поставившие на это выигрывают, если же нет – увы, не судьба. Но я в этом непременно уверен! – горя адским энтузиазмом, молвил Йошитака, поражая кулаком воздух.

- Боже, Морияма-сэмпай, вы, кажется, умом тронулись. Они ведь ненавидят друг друга просто до ужаса, - вспоминая всё-всё, чудом уместившееся почти в пару месяцев, Бантик покрывалась мурашками. Особенно, помните, тот раз, когда Джонс голубоглазому нос разбила. Вообще была тема, самое то о романтике и любви. А когда он её стервой называет, у-ух, вот ведь чувства какие.

Сарказм, но вернёмся к делу.

- Ха-ха, не скажи. Говорят же, от любви до ненависти – один шаг. Я такое много раз в романтических фильмах видел!

«Не связывайте, пожалуйста, вымысел и реальную жизнь, Морияма-сэмпай…» - хотелось ей произнести, но так и повисло в воздухе.

- Да и… она ведь почти с самого поступления сюда всегда, если был повод, ошивалась рядом с нами. Так она и познакомилась с большей частью баскетбольного клуба. Сначала я обрадовался, что она… - он замялся, вспомнив, что Момо – всё-таки представитель женского пола, - … сможет услужить мне в одном деле, но ошибся.

Он нервно перекинул ногу на ногу, съёжившись. Кажется, это травма на всю жизнь.

- В общем, мы даже сдружились, но у Касаматсу какой-то очень редкий вид болезни – стоит девушке появиться рядом, он превращается в овощ. Поэтому он старается игнорировать женскую половину нашей школы настолько, насколько это возможно. Так что этот дуб даже и не помнит её.

«Так они были частично знакомы… Но ведь Макото-сэмпай при нашей первой встрече говорила, что видит его впервые. Хотя нет, не так:

- Да почём я знаю… Коротышка какой-то. Капитан нашей команды».

Хотела задеть его, хотя он её не слышал? Зачем она соврала? Или не врала, просто ей так и не удалось нормально познакомиться с Юкио, поэтому она была отчасти зла? На него?

Или на себя?

- Да и наша Макото тоже не подарочек. Одно время тише воды, ниже травы, а потом как ураган проносится мимо. Уверен, более чем половина школы думает, что она – лицемерка, - тяжело вздыхает Морияма.
Внезапно подал голос очнувшийся Коджи, напугав малютку так, что та чуть с табурета не рухнула:

- Не будь так строг, ей тоже нелегко пришлось. Когда она появилась, Касаматсу переживал не лучшие времена, а её репутация казалась очень спорной. Хотя она довольно приятная, если узнать её поближе, - шатен сел на кушетке, потерев переносицу.

«Только не говори, что ты в неё влюбился», - хором раздалось в головах Момо и Йошитаки, пялящихся на парня, на что спортсмен лишь вздрогнул и окинул окружающих тяжёлым взглядом.

- Эй, мы просто друзья, ладно? Ну да… она немного странная, но, если к этому привыкнуть, можно разглядеть и её хорошие стороны. Допустим, она привела меня в клуб по интересам. Пусть и очень… щекотливым способом.

- Это как? – округлив глаза, тут же поинтересовалась Наканиси. Его друг уже упоминал об этом ранее, и, вот, настал тот момент истины!

Кобори окаменел и отвёл взгляд, видимо, история и правда была щепетливой. Но от внимательного взора Бантика ему не скрыться, придётся выложить все карты на стол.

- Ну, она… вломилась ко мне в душевую кабинку, когда я… напевал себе под нос, - покрываясь ярким румянцем и дымясь, как кипящий чайник, сквозь силу бурчал Кобори. – С-сказала, что у меня хороший голос, и я… типа должен попробоваться… всунула мне… листовку… и убежала.

Под конец фразы Коджи приобрёл цвет ярко-красного помидора, стараясь изо всех сил не бухнуться обратно в обморок. Морияма очень долго сдерживался, но в конце концов не выдержал и натурально заржал, наслаждаясь этой ситуацией.

- Господи, Кобори, тебя девушка голым увидела, ты что, вообще не рад? Как дитё малое! – сквозь смех и слёзы кричал тот.

Момо совершенно точно уверена, Йошитака – извращенец повышенного уровня. И придурок ещё.

- Я… себе это не так представлял… - Коджи спрятал голову под покрывало. Стыдоба-то какая!

- Звучит ужасно, - жалобно пропищала Момо, - но чертовски похоже на неё.

Тут и не поспоришь.

- Блин, я вот представляю, если бы это был Касаматсу!..

Внезапно Йошитака перестал веселиться и побледнел, резко оборвав предложение.

«Он бы точно умер», - пронеслось в головах старшеклассников, а в медкабинете повисло гробовое молчание и очень апатичная атмосфера. Такой бы смерти навряд ли кто пожелал себе или ему. Бедняга Юкио.

У меня есть тайна,
Можешь ли ты сохранить ее?
Клянись, что эту тайну ты сохранишь,
Лучше спрячь ее у себя в кармане,
Забери ее с собой в могилу.
Если я открою её тебе, значит, я уверена, что ты
Никому не расскажешь об услышанном,
Потому что двое могут хранить тайну
Только в том случае, если один из них мертв.


Итак, пробыв в медпункте целых 20 минут, троица всё-таки решилась отправиться в спортзал: Момо искала Макото, которая должна была быть там, а Морияма и Йошитака вроде как должны были принять участие в неком собрании и послушать лекцию от тренера на определённую загадочную тему. Правда, подступив к самому порогу дверей, ведущих в зал, они остановились, прислушавшись к затаившейся мертвецкой тишине внутри.

К сожалению, стоило Момо приоткрыть дверь, в зале снова начался ор.

- Я отстраняю вас обеих, ленивые вы кобылы. А ты, Такеучи, припомни мои слова, я тебя по стенке размажу! – Молли прыснула пеной в лицо тренеру баскетбольной команды и удалилась.

Мужчина приложил руку к сердцу, а Макото, выбежавшая из инвентарной комнаты, тут же подскочила к нему с валерьянкой. Часть баскетбольной команды, напуганная ссорой учителей до ужаса, проводила тренера к другому выходу, дабы тот совсем коньки не отбросил, так как пару минут назад женщина порывалась аж задушить его.

Побелевшую Куронуму приводила в чувство объявившаяся Сугияма. Брюнетка чуть ли не ревела, а блондинка раскачивала её в своих объятиях туда-сюда.

Уставшего и всклоченного Касаматсу приводили в чувство Кисе и Хаякава. Возможно, Джонс – одна из самых проблематичных и сложных девушек, которых когда-либо встречал или встретит парень, но Ямашита Мэзуми явно опережала школьницу по всем позициям. Он устал хотя бы от того, что просто стоял рядом с тренером и воинственно буравил ту взглядом.

Кстати, уже знакомый нам друг Мориямы тоже был тут. Наверное, под шумок присоединился только в конце «драки».

Розововолосая выглядела более чем адекватно, непонятно, почему до этого она казалось Кобори злой.

Хотя тут же находилась и небезызвестная Манэми. Её лицо было прямым доказательством существования первородного зла.

- О, Куронума-сан, как вы, держитесь? – Наканиси вплыла в зал и направилась к пострадавшей.

- Н-н-ничего, я справлюсь. Просто… просто к чёрту этот клуб, больно сдался он мне. Никогда я и не хотела быть капитаном! – неожиданно твёрдо заявила Атсуко. У Момо даже лицо вытянулось.

- Правильно. И я с тобой, - улыбнувшись, произнесла Харухи и потрепала ту за плечо.

- Ещё чего, ты останешься в этом "чёртовом" клубе, ясно?

Ах, ну да. Никогда ничего не бывает так просто.

Посмотри в мои глаза,
Ну вот - ты засыпаешь.
Ты загипнотизирована
Тайнами, которые пытаешься сохранить?
Я знаю, что ты скрываешь,
Я знаю, что ты скрываешь...


- А тебя никто не спрашивал, - огрызнулась Сугияма.

- Как и тебя, пацан в юбке, - в ответную плюнул парень, подходя ближе. – Я не хочу терять своей репутации, так что и ты свою попридержи до моего выпуска. Ты остаёшься.

- Воу-воу, ребята, давайте жить дружно, - попытался вмешаться Кобори, но его уволокли от греха подальше.

Куронуму отставили в сторону, а Сугияма и нынешний-бывший парень затеяли пока что словесную драку. Кисе, подметивший появление Наканиси, тут же увёл Бантика к скамейке, куда Манэми и ещё две первокурсницы только что оттащили центрового баскетбольной команды.

- Ты чего припёрлась? – недовольно зарычала Макото, пододвигаясь поближе к Хаякаве, так как половину скамейки занял отхлебнувший по щам Морияма – он на автомате начал приставать к выше упомянутым девушкам, а Ёсиока себя ждать не заставила, сразу в нужное место с ноги определила.

- Я-я? Принесла конспекты Кисе-куну… - тут же зарываясь в свою сумку, пробурчала малютка.

К сожалению, блестящий Рёта всё же не успевал по учёбе, так что ему было необходимо срочно восполнить все пробелы в табеле, иначе к тренировкам ему путь будет преграждён. Злым Касаматсу.

Передав всё необходимое лучившемуся счастьем блондину, Момо замялась, не зная, что ещё ему сказать. В конце концов, после прошлого матча на душе остался некий осадок. Так или иначе, они оба промолчали.

Благо, напряжённость между ними легко перекрылась накалившейся до предела обстановке вокруг. Сугияма и парень Атсуко перешли на повышенные тона, доставляя окружающим невероятную головную боль.

- Свали в темень, недоросль! А ты, если не хочешь, значит я тебя заставлю, итак уже многим пожертвовал ради твоего блага!

- Эй, ну всё, хватит, разойдитесь! – подала голос Макото. Она встала и направилась к эпицентру ссоры, но не успела и пары шагов сделать, как…

- Прошу, послушай себя, это ведь не ты… - взмолилась Куронума, но увы.

- Молчи, пока тебя не спрашивают!

Сугияма вздрогнула. Однажды она уже лицезрела как в этом зале больше месяца назад затесалась потасовка между капитанами клубов. У Юкио и Джонс мгновенно освежились воспоминания, заставив поёжиться от неприятных ощущений, а Хару… Хару не просто озверела. Она словно потеряла рассудок.

Сорвавшись с места, блондинка набросилась на парня, сначала повалив его наземь пинком, а затем и вовсе, оседлав того, решительно выбивала всю спесь из его тупоголовой башки. Конечно, мужик так просто бревно изображать не будет, так что спортсмен незамедлительно дал отпор, несмотря на то, что Сугияма всё-таки девушка. Разразилась драка. Нешуточная и… страшная на взгляд Момо: старшеклассники вцепились друг в друга, как шакалы, дёргая одежду, волосы, орудуя кулаками и ногтями. Малютка вскочила. Но не смогла сдвинуться с места – просто вцепилась в футболку Кисе, который собирался помочь разнятию бушевавших неприятелей. Парень немного замешкался, но всё-таки сделал шаг назад, прижав напуганную девушку к себе и заслонив спиной происходящее.

- А ну прекратить драку, хватит! – Юкио и Митсухиро мигом подскочили к дерущимся, но сделать что-либо не успели, Макото схватила их за руки, так как туда же кинулась Атсуко.

Со слезами на глазах она вцепилась в пуловер Хару, оттягивая её назад и умоляя остановиться. И продолжалось бы это бесконечно, если бы блондинка совершенно случайно не ударила ту локтём в бок в пылу сражения.

Услышав сдавленный писк, спортсменка застыла, а парень перевёл инициативу на себя, повалив ту на пол. Троица неподалёку приняла это за знак – школьники тут же растащили драчунов в разные стороны, только вот Сугияма всё равно вырвалась из хватки розововолосой, подлетев к всё ещё ревущей Куронуме.

- Бешеная сука! – заорал парень, на что Юкио только сильнее заломил ему руки за спину, чтобы сильно не выделывался.

Время остановилось. Для Хару. Она поняла, что сделала. И не знала, как исправить. Не решаясь подойти ближе к подруге, та испуганно тряслась, выставив руки с ободранными костяшками вперёд.

- З-з-зачем… зачем ты защищаешь меня? – утирая слёзы воротником рубашки, скулила брюнетка. – Хватит, не надо! Вот видишь, ты снова пострадала из-за меня! Твоя взяла, - она всхлипнула, переходя на крик и глядя на Сугияму в упор, - пусть этот болван мне больше не нравится, и в клубе я, считай, больше не состою. Больше нет опасностей, Хару, всё! Баста! Не надо! Зачем, зачем ты из кожи вон лезешь, пытаешься сделать как лучше для меня, хотя сама, вон, посмотри, - страдаешь ещё сильнее?!

Она выкрикнула всё это на одном дыхании, а школьники вокруг настолько офигели такому выплеску эмоций, что, казалось, забыли, как дышать.

Что она ответит? Оправдается? Скажет правду? Скажет, скажет, что…

Харухи гневно сжимает руки в кулаки и оскаливается, из-за чего разбитая губа начинает кровоточить ещё сильнее. Набирает побольше воздуха в грудь и выкрикивает:

- Да потому что я люблю тебя, дура!

Ты поклялась никогда никому не говорить...
Ты поклялась никогда никому не говорить...
Ты поклялась никогда никому не говорить...
Ты поклялась никогда никому не говорить...


Будто камень ударяется об отполированную поверхность спортивного зала школы Кайдзё.

Куронума уже не плачет. Она сконфуженно таращится на злую и одновременно смущённую «подругу». Возможно, кто-то бы и сказал что-нибудь, однако блондинка снова делает ход конём, быстро приближается к Атсуко, хватает ту за кофту, прижимается к милым губкам бантиком своими потрескавшимися и пораненными, отстраняется, за секунду изображает гримасу на лице, доступное только взору брюнетки, а потом убегает.

У меня есть тайна,
Можешь ли ты сохранить ее?
Клянись, что эту тайну ты сохранишь,
Лучше спрячь ее у себя в кармане,
Забери её с собой в могилу.
Если я открою её тебе, значит, я уверена, что ты
Никому не расскажешь об услышанном,
Потому что двое могут хранить тайну
Только в том случае, если один из них мертв.


- Воу. Я такого не ожидала, - наконец подала голос Макото. С ней были согласны все. Ну, почти…

- Вот же ж… - не успел договорить высвободившийся из захвата «бывший парень» Атсуко, как Морияма на полном серьёзе врезал тому по челюсти. Грубиян валялся на полу, а Йошитака потирал кулак с такой флегматично-удовлетворённой гримасой на лице.

- Заткнись, Хироки, - выдал он и обернулся к Куронуме. Девушка находилась в таком большом шоке, что не моргнула за прошедшее время ни разу. Шапка толкнула её в плечо, но помогло не особо. Старшеклассница вздохнула и обратилась к остальным присутствующим:

- Эм, ребят, я знаю, тут каждый ни при чём, но давайте не будем болтать об этом дерьме на каждом углу, окей? Оставим произошедшее… в секрете. Пожалуйста, - и через паузу добавила для убедительности: – Она же моя подруга всё-таки.

У меня есть тайна,
Можешь ли ты сохранить ее?
Клянись, что эту тайну ты сохранишь,
Лучше спрячь ее у себя в кармане,
Забери её с собой в могилу.
Если я открою её тебе, значит, я уверена, что ты
Никому не расскажешь об услышанном,
Потому что двое могут хранить тайну
Только в том случае, если один из них мертв.


Все согласились. Ну, Хироки никто не спрашивал, ему обещалось прописать большую кучу тумаков в случае, если тот проболтается. Кисе и Йошитака отвели парня в медпункт, чтобы хоть как-то залатать этот мешок с дерьмом.

Ёсиока, словно главная, дала команду сопровождавшим её первокурсницам – они ушли искать Сугияму по школе, чтобы та не нарвалась на неприятности.

- И что же, мы теперь… типа тайного общества? – шёпотом спросила Момо у Джонс, когда они провожали Куронуму, покидающую зал.

- Да. Но не называй это так, - огрызнулась Шапка. И слабо улыбнулась, показывая, что всё в порядке.

Да, двое могут хранить тайну
Только в том случае, если один из них мертв.


Перед самым уходом, старшеклассница оборачивается к оставшемуся вместе с Кобори в зале Юкио. Молча обменявшись взглядами, они попрощались.

Момо всё же заметила этот жест.

У кого-кого, а у Макото тайн и секретов было полно.

И похоже, у них с грозным капитаном тоже было что-то недосказанное. Остальным и друг другу.

Наканиси не стала привязывать это к тому, что было ляпнуто не всерьёз Мориямой ещё в медпункте.

И стало понятно, почему всё-таки эту четвёрку подруг называли везучей. Страшно подумать, сколько скелетов они прячут в своих шкафах: что чужих, что своих.

Да, двое могут хранить тайну
Только в том случае, если одна из нас… Мертва.


И, если честно, Момо совсем не хотелось знать о них после сегодняшнего.

Примечания:

Слова из песни: The Pierces – Secret.

Возможно, кто-то знает эту композицию. Идея, однако, появилась у меня задолго до просмотра сериала, который я бросила уже на половине первого сезона. Возможно, некоторые мои читатели (что-то подсказывает мне, что вас несколько человек) не ожидали такого поворота и выбора жанра. Это не основная линия, так что заявлять фэмслеш в шапке я не буду. Хотелось бы сделать комментарий выше главы и предупредить особо впечатлительных, что их ждёт возможно что-то неприятное. Но я же так люблю скандалы, интриги и расследования, что готова пожертвовать долей своих невидимых читателей.

Глава кажется несуразной, знаю. Я писала её долго и муторно, а висела она в черновиках добрые полторы недели, ожидая проверки бетой и вычитки мною.

Ну, как говорится, что есть. Оправдываться не буду. Как и переписывать.

Учёба уже запущена, но надеюсь, что не буду делать больших перерывов, несмотря на ещё два проекта, находящихся в процессе, а также один новый, запустивший производство с лёгкой руки моего бета-ридера. Это ещё один фанфик с большим открытым миром - с основными жанрами экшн и фэнтези - по относительно недавно завершившейся серии книг. Кто угадает, тому это не будет сюрпризом. Автор постарается не сдохнуть и не тормозить (учёбу) писанину.

Всем чай.

@темы: Лол, это фанфик?, Клуб одиноких сердец Макото Джонс, Грёбанное творчество, Music, Kuroko no Basuke

URL
   

Обои пряной осени

главная