00:00 

Куплет II: "Клуб одиноких сердец Макото Джонс". Глава 1. Всё началось с пари

KoMARga
Орфография мозга
Название: Клуб одиноких сердец Макото Джонс
Автор: KoMARga
Беты (редакторы): Сhoco_Reader
Фэндом: Kuroko no Basuke
Основные персонажи: Мицухиро Хаякава, Тайга Кагами, Рёта Кисэ, Юкио Касамацу, Тецуя Куроко
Пэйринг или персонажи: Кайдзё, как центр вселенной; Сейрин, естественно; мелькает остальной канон; ну и оригинальные до кучи; ОЖП/Касаматсу; (?)/ОЖП.
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика, Драма, Повседневность, Hurt/comfort, Songfic, Учебные заведения
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе написания
Публикация на других ресурсах: Только с разрешения моей скромной персоны.
Описание: "Мы - Оркестр Клуба Одиноких Сердец Сержанта Пеппера, мы надеемся, вам понравится представление!".
Ещё одна влюблённая в баскетболиста школьница по имени Наканиси Момо и уставшая от таких вот бесконечных фанаток Макото неожиданно буквально сталкиваются друг с другом по воле судьбы. И они никак не могли знать, к чему приведёт это неоднозначное знакомство: для Момо откроются двери в большой спорт, а у Макото, возможно, появится шанс поменять свой образ жизни. А рассказчиком буду я, ваш Купидон.
Посвящение: Дзин, за вдохновение. Насте (Fanny_Price), потому что она крутая.
Примечания автора: Зачем? Потому что я могу.
Я, как обычно, натыкала жанров, предупреждений и, естественно, тупое название и описание. Nobody cares.
Песня из описания: The Beatles – Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band.
P.S. ОЖП из шапки - не всегда один и тот же персонаж. Также автор допускает какие-то вольности в виде предпочтений канонных персонажей, но AU не ставит пока что.
P.P.S. R - за мат.

Благодарю за перевод всех использованных песен Лингво-лабораторию "Амальгама" (www.amalgama-lab.com).

ficbook.net/readfic/1926049



Куплет II: "Клуб одиноких сердец Макото Джонс". Глава 1. Всё началось с пари


В Кайдзё сегодня было очень шумно.

Но, как тому и положено, если где-то бушует неразбериха и паника, то где-то обязательно будет тишина и неизвестность. Как, допустим, в спортивном зале, где стояла абсолютно растерянная часть школьной баскетбольной команды.

- … и Хаякава с Кисе не пришли, - закончил перекличку Морияма. – Чую, скоро запахнет жареным.

- Да ладно тебе, Касаматсу же тоже нет, - буркнул кто-то рядом.

- Он придёт. Он всегда приходит, - огрызнулся Йошитака. Все сегодня были не в духе: жара, каникулы, а они тут тухнут.

- Да, только прошло как бы дохрена времени. Может, он пошутил?

- Когда это Касаматсу в последний раз шутил? Это Кисе посмешище, не капитан же.

- Ребята! – заорал один из старшеклассников. – Может, хоть кто-то обратит своё внимание на тот факт, что здесь нет тренера?!

Парни тупо уставились на крикуна, а потом завертели головами, осматривая каждый миллиметр даже потолка, будто бы Такеучи с его-то габаритами способен туда забраться.

- В общем, я сваливаю. Тренера нет, капитана нет, никакой тренировки, - махнул он же рукой и величаво направился к раздевалке. Некоторые решили, что это вполне себе резонный аргумент профилонить, поэтому последовали его примеру. Старшекурсники и некоторые новички остались, думая, как же поступить в этой ситуации.

- Ну мы могли бы сами провести разминку и прочее. Вроде бы не в первый раз, - предложил Кобори. Парни закивали. Каждый старался казаться ответственным, а не очень желающим попасть домой и лечь у вентилятора пузом кверху с блаженным выражением лица.

Но только кто-то собрался что-то делать, в зал ворвался растрёпанный Такеши. Выглядел он совсем потерянным и ошарашенным, а ещё казалось, будто он не знал, где оказался.

- Это… Такеучи-сенсей просил передать, что тренировка отменяется, а в актовом зале будет собрание. Явка обязательна… - торопливо закончил он своё вещание и, скрипуче повернувшись на пятках своих школьных туфель, исчез из зала.

Меж баскетболистов проскользнул нервозный шепоток. Кто-то кинулся догонять ушедших, кто-то прошествовал в актовый зал. Кстати, раз уж об этом зашла речь, давайте заметим некоторую важную деталь в планировке данной школы: актовый и спортивный залы – не одно и то же помещение, потому что Кайдзё - все такие блатные из себя и прочее. Нет, правда, у них есть отдельное здание с площадками для спортсменов, а в самом учебном корпусе есть зал с ещё одной сценой для объявлений и выступлений театрального и хорового кружков.

В спортивном зале сцена предусмотрена чисто по стандарту, но это не значит, что она не используется совсем. Наверное.

Коджи и Йошитака медленно шли по коридору прочь из зала и думали об одном и том же «Надо найти Касаматсу». Действительно, ну куда ещё тот мог подеваться? Пока вся студенческая масса, посещавшая в данное время года школу, медленно стекалась в место собрания, обсуждая некую странную новость, побудившую данное событие, парни искали своего одноклассника.

Они искали его везде: в классах и коридорах, в которых тот часто бывал, в столовой, во внутреннем дворе, под тремя кашпо, в кладовке, в двух раздевалках, в клубной комнате, во всех туалетах (даже в одном женском, потому что Морияма идиот), у главных ворот и даже в соседней кафешке. И так как у нас не мир магии и драконов, время тут повернуть вспять нельзя, поэтому наши раздолбаи благополучно всё прохлопали. Я про собрание, а не свои умственные способности… Хотя и это тоже.

- Слушай, - сказал Коджи, стукнув кулаком об раскрытую ладонь, - а может случилось то же самое, что и вчера? Ну, те первокурсницы окружили его, а у него – бац – и обморок. Ну или нос кровью пошёл? В общем, предлагаю в медпункт двинуть.

- Зришь в корень, Кобори! – обрадовался брюнет, и они дружно потопали в выбранном направлении.

А ещё эти два оболтуса не учли, что Юкио просто-напросто мог быть на этом самом важном собрании.

Хотя не сказать, что чутьё подвело их, ибо рядом с мед. пунктом разразилась настоящая драма: народ толпился, расталкиваемый самыми грузными третьеклассниками из кружка дзюдо, а в их главе стояла, кстати, сама Харухи Сугияма; неподалёку на диванчике сидела учительница японского языка, обмахивающая себя и полулежащего в предобморочном состоянии историка школьным журналом; буквально рядом со входом на этаж стояла Манэми, которая понимала примерно столько же, сколько и подтянувшиеся парни.

- О, Ёсиока-сан, ты выглядишь сегодня просто… - закудахтал Морияма, но его одарили презрительным взглядом и гримасой отвращений.

- Пошёл ты, - огрызнулась девушка.

- Тише-тише, не стоит грубить всем подряд, - попытался защитить товарища шатен, хотя в голове у него наверняка звучала та же фраза. – Не расскажешь, что здесь происходит?

Первокурсница закатила глаза, театрально глубоко вздохнув.

- Без понятия. Меня сюда Ямашита-сенсей послала – обстановку контролировать, ситуацию не обрисовывала, так что я ничего я не знаю, - отвернувшись, категорично заявила она, но тут же ехидно добавила: - Почему бы вам не спросить своего драгоценного друга? Кажется, именно он здесь главная звезда событий.

Парни удивлённо переглянулись.

Спустя некоторое время и пару опрошенных очевидцев случившегося был составлен отрывочный пересказ минувших событий.

«Макото вызвали к директору на какой-то серьёзный разговор. Но всё вроде было спокойно».

«Я, когда мимо проходила, явно слышала, как историк визжал на неё и крыл всем известным ему литературным матом».

«Мы с уважаемым коллегой высказали своё недовольство по поводу внешнего вида и поведения Джонс-сан. Так как она более не имеет спортивную стипендию и каких-либо привилегий, преподавательский состав не может больше терпеть такого издевательства».

«Я даже из столовой слышал, как Молли орала».

«Короче, значит, такие дела, что эта опять накосячила, так что ей влетело по полной. Вот она и решила исполнить роль спящей красавицы и типа, ха, бухнулась в обморок. Хотя я бы на вашем месте этому не верил, Макото – та ещё прайдоха».

«О-она упала. Упала. Как социализм в СССР, с треском прямо на пол. Директор схватился за сердце, а мне тут же поплохело. Но я собрался с силами и решил помочь ученице, ведь я всё-таки мужчина!».

«Кто-то завизжал, а потом меня с ног сбил сэмпай. Господи, как вы меня все достали со своей беготнёй. А ещё дисциплинарный комитет, называется».

«Касаматсу-кун влетел внутрь прямо как герой 21-го века! Он удостоверился, что всё в порядке и послал Хаякаву-куна, который вбежал следом, за медиком, потому что директор жутко побледнел. А затем он прощупал пульс Джонс-сан и приподнял её, пытаясь привести в чувство».

«Поверить не могу, что это была не я. Столько усилий, а в итоге эту стерву несли на руках, как какую-то королеву, а ведь именно она испортила нам всем жизнь».

«И вот он нёс её прямо как…».

«… настоящий принц. Или герой».

- Я не герой, задолбали.

И да, они всё-таки его нашли. Точнее, он нашёл их.

- Вы чего тут делаете? Все должны быть сейчас на лекции, которую толкают тренера и директор, - хмуро заявил он и резко спрятался за угол, когда мимо проплыл косяк первокурсниц. – Ладно эти ошалевшие, им даже огонь не страшен. Вон, Джонс себя извела до какого состояния, теперь весь преподавательский состав до чертей напуган.

Сам он выглядел, между прочим, не лучше: весь взлохмаченный, нервный и растерянный, будто бы только что свидетельствовал конец мирозданья.

- Ты правда нёс Макото на руках? – Морияма был одновременно поражён и горд до глубины души. Как быстро растут его ученики, аж гордость распирает!

- Да само как-то получилось. Вообще, я донёс её только до ближайшего дивана в коридоре, а там за ней уже Хаякава присматривал, - пожал он плечами. – Пф, я устал. И иду домой.

И был таков.

Через некоторое время обезумевшие первокурсницы поняли, что их звезда ретировалась, поэтому они растеклись по зданию школы. Рядом с медкабинетом остались только те, кто действительно беспокоился о Макото. Хотя и её друзья, в конце концов, тоже покинули свой пост, отдежурив своё.

До самого конца отдыха больной продержались лишь двое. Одного из которых при пробуждении Шапка имела честь лицезреть у своей постели.

Макото сидела на постели, таращась на модель, и абсолютно ничего не понимала. Но задавать вопросов не спешила.

- И я тоже рад тебя видеть, - максимально дружелюбно поздоровался тот. – Напугала ты нас.

Девушка ещё раз окинула взглядом комнату и была не в силах не заметить лучи закатного солнца, просвечивающих сквозь ширму.

- А что случилось? Я уснула? И почему ты здесь?.. – Джонс попыталась встать с кушетки, но блондин преградил ей путь, мягко подталкивая за плечи обратно в более-менее сидячее положение.

- Макото-чи, ты упала в обморок от истощения и всполошила весь преподавательский состав. Благо, теперь они не тронут тебя некоторое время, но тот факт, что у меня сегодня появилась пара седых волос, просто неоспорим, - надулся он, сложив руки на груди.

- Не драматизируй, нет у тебя никаких седых волос. Да и чего ты мне пиздишь, всем плевать, а теперь пусти меня, - попыталась возразить Макото, но и снова неувязочка вышла: Кисе настаивал на своём, не девая «пострадавшей» покинуть своё ложе.

- Слушай, я тоже не в восторге, что ты торчишь здесь, но пока не вернётся медсестра, я тебе не позволю и на сантиметр отсюда сдвинуться, - категорично заявил он, выставив свои ладони вперёд. – Давай ты лучше поделишься со мной, почему же тебя вдруг вызвали к директору.

Скорее всего, здесь также замешана Момо, но не будем играть в детективов.

- Меня лишают стипендии, - угрюмо проговорила Джонс и облокотилась о стены. – Целый час меня отчитывали, затем выдвинули требования, при которых я могу остаться в школе, а потом… ничего не помню. А как я попала сюда?

Последний вопрос Рёта проигнорировал.

- Требования? Какие требования? У них есть требования для учёбы здесь? – искренне удивился Кисе, который так-то попал сюда по приглашению и не знал забот. Его карьера и навыки работают на него, как-никак.

Макото вздохнула и закатила глаза. Ей пришлось поведать о всех тех правилах, которые она не только нарушила, но и, видите ли, по их средству ещё и оскорбила действующий дисциплинарный кабинет и преподавательский состав. Опоздания и безалаберное отношение к учёбе, вульгарный вид, говор, поведение – и это только, судя из многочисленных перечислений девушки, самая верхушка айсберга.

- … да ещё и директор повёлся на развод этой Молли. Она не только заставляла меня агитировать для неё выпускников средней школы, красть программы, но ещё и портила мою и без того отвратительную репутацию для всех, мимо кого даже просто проходила!

Джонс перешла на повышенные тона и, раскрасневшись, внезапно замолкла и спрятала лицо в ладонях, согнувшись пополам.

Все были в курсе ужасной репутации Макото, но никто точно не знал, кто распускал отвратительные слухи. Команда поддержки также имела не очень хорошие отзывы и мнение о себе среди других участников чемпионатов и первенств, но никто не мог оспорить имя такой довольно сильной школы, учитывая, что она занимает в этом виде спорта определённую позицию на пьедестале почёта.

Рёта был осведомлён о том неприятном «дружеском» матче с участием розововолосой, произошедшем прямо перед их фатальным проигрышем на летнем кубке. Поискав информацию о Макото Джессике Джонс, он наткнулся на интересные факты о её бывшем клубе из средней и первого года обучения в старшей школах: ведь перевод спортсменки в Кайдзё тогда был буквально нонсенсом – прямо посреди года она начинает учиться и тут же попадает в баскетбольный клуб, чуть ли не в основной состав. По рассказам Накамуры – второгодки из баскетбольного клуба – тогда не то что сама Макото, а именно её появление в школе наделало кучу шума. Многие знали о дурной славе её команды, распавшейся чуть ли не так же феерично, как и Поколение Чудес из средней школы Тейко.

Но что-то здесь было не так. Все журналы, все газеты и онлайн статьи говорили лишь об одном: Джонс не должна была играть, но она вышла на корт, она взяла в руки мяч и нарушила все договорённости, выдвинутые их бывшим капитаном.

«Мы проделали большой путь, но сейчас звёздное время должно настать и для других команд, поэтому мы официально распадаемся и более не участвуем как самостоятельные игроки», - заявляет их лидер. Почему? Какой в этом смысл? Они ведь всего лишь школьницы, а не уже существующая команда, всё зависит от того, где они учатся и с кем, но…

Всё так запутано.

Момо до сих пор копает под эту историю, донимая всех окружающих Джонс. Естественно, самый лакомый для неё кусочек – это Томико, которая была её сокомандницей; только Миядзаки так просто не поймаешь, что уж говорить про разговоры по душам. Кисе пытался что-то выведать у сэмпаев, однако и те неохотно рассказывали всё, что знали об этой «дрянной девчачьей команде».

Вывод, сделанный из этого, таков: Макото играла в баскетбол с плохими людьми, её считают плохой, а Молли пользуется этим в своих целях. Ведь кому сейчас жаль этих полукровок, вот её и поддерживают почти все учителя.

Всё так неправильно.

- … в общем, эта стерва сказала так, цитирую: «Ты же у нас капитан, вот и подними один из клубов, идущих на упразднение. Сможешь дойти в его составе до финала, так уж и быть, поверю в тебя снова и верну в команду».

Рёта же витал в облаках.

- Ну и нахера я тебе тут всё это рассказываю? Ты меня даже не слушаешь! Аргх, лучше бы здесь был Митсухиро… - вздыхает она, спуская ноги с кушетки. – Всё, теперь я точно уйду, даже если мне придётся тебе шею открутить!

- Постой… - внезапно очнулся он, ошарашенно пялясь на старшеклассницу, - … ты сказала «агитировать выпускников средней школы»?..

Ему не ответили. Губы девушки задрожали, а сама она растерянно отвела взгляд в сторону, сложив руки на коленях. Неловкая ситуация длилась по ощущениям чуть ли не час, так как блондин настойчиво ожидал ответа – что-то в их знакомстве, видимо, показалось ему подозрительным.

- Макото!

Старшеклассница вздрогнула.

- Ты проснулась! О, я так беспокоился! – запричитал на удивление спокойно вошедший в медкабинет Хаякава. – Как ты себя чувствуешь?

Парень держал в руках портфель подруги, раскачиваясь на пятках взад-вперёд. Кисе даже удивился такому восьмому чуду света – сэмпай не кричит и не реагирует слишком резко, просто стоит здесь, осматривая их двоих и довольно улыбается. Потрясающе просто.

Ну, вы ведь знаете, наш бровастик ещё та радиоактивная ракета.

- Спасибо, Кисе! Теперь я сам, - чуть склонился в поклоне он, а затем подошёл ближе к первокурснику. – И, кстати, будешь уходить, осторожнее! Там целая толпа девчонок тебя караулит! Опять!
Услышав знакомые нотки излишней возбуждённости, Рёта облегчённо выдохнул. Откланявшись, он пожелал Макото поправляться и ушёл.

- Вааа, ты чего творишь?! – стоило ему уйти, тут же закричал Митсухиро, а затем резко замолчал, вспомнив, что Джонс всё же не стоит ругать сразу после обморока. – Ты меня чуть до ручки не довела, я ж почти все свои таблетки съел.

Он забурчал, бросив рюкзак к тумбочке, стоявшей рядом с кушеткой. Сев на табурет, на котором пару минут назад восседал блондин, он сгорбился, надувшись.

- Вечно ты, дов-лродишь себя, а я в-рнуюсь, мжд-прочим!

Джонс аж вся сжалась от стыда и подступившего смущения. Он долгое время не принимал медикаменты, и вот снова, как грозный рок, всё вернулось в прошлое – куда-то в детство, в первый класс средней школы: прогулки, игры, смех, езда на велосипеде.

Всё это больно резануло наравне с трудностями, через которые прошла не только она, но и её… наверное, единственный драгоценный друг.

А вам бы не было стыдно за то, что вы вернули эти местами светлые, но очень резкие и болезненные воспоминания в жизнь дорого человека?

- Я совсем не хотела тебя расстраивать, прости меня, пожалуйста. Честное слово, я… - заикаясь, начала распинаться она.

Но Хаякава не может злиться на Макото. Он стал слишком мягок, как только эта девчонка снова появилась в его жизни: вечно наполучает тумаков и залезет в самое глубокое болото, кто ж её вытаскивать будет и заботиться о ней? Шатен считает это своей условной обязанностью.

Он резко ударил рукой по тумбочке и, сжав губы, обнял девушку. Крепко, стиснув пальцы на женской белой рубашке. Крепко, как сжалось его сердце, когда он увидел подругу бездыханной на полу. Крепко, как тогда, год назад.

Митсухиро уткнулся ей в плечо и замычал что-то неразборчивое, покачав её в своих объятьях. Макото погладила его по голове и обняла в ответ.
- Я больше не буду пугать тебя, обещаю.

Ну вот всё снова и устаканилось.

Друзья дождались медсестры, которая выписала Макото некоторые витамины и здоровый режим сна, а затем отправились домой уже совсем под вечер.

- М-да, кажется, я спала слишком долго, голова немного кружится… - пожаловалась девушка, когда друзья уже прошли школьные ворота.

- Тогда я понесу тебя! – с этим криком Хаякава всучил сумки Джонс, а сам подхватил ту на руки.

- А-а-а, дурак, поставь меня на землю! – визжала вперемешку со смехом та. А ещё потом удивляются, почему на них люди косятся.

Уже идя по темноте и хохоча, как два идиота, ну и естественно, привлекая к себе внимание незадачливых редких прохожих, они обсуждали то, что сегодня произошло в кабинете директора, насмехаясь над глупым историком. Ну и конечно же, о всяких глупых условиях, поставленных Молли, - ну действительно, разве сейчас это может волновать Макото?

Уж лучше вспомнить прошлые деньки. Она только-только перевелась в среднюю школу и была совсем чужой для всех, прямо как Митсухиро – очкарик, который заикался и путал слова так сильно, что едва ли кто-нибудь понимал или хотел его понимать. Но, как говорится, некоторые находят общий язык и без слов, как эти двое.

Бросать мяч на переменах, ездить на роликах и велосипеде, удирая от местных патрульных, коллекционировать камни и фотографии жуков.

Им всего лишь по 17, почему всё в мире внезапно стало так сложно для восприятия?

Сигнал пришедшего сообщения.

- Ну ладно, ладно, я угощу тебя сладостями, если твоя мать не узнает, окей? – смеялась Макото, доставая мобильник.

«Поправляйся. Касаматсу».

- Чего? – девушка показывает однокласснику экран телефона. – Кто это мог дать ему мой номер?

Митсухиро пожимает плечами, пялясь в незамысловатые буквы.

«Спасибо», - отвечает она коротко. А затем хватает свой ранец и убегает вперёд с визгом:

- Не догонишь!

- Мако, стой! У тебл-ря снова закру-ржится голова! – припустил за ней шатен.

Идиллия. Не для того ли и нужна юность?

***


- Мне не нравится, что ты стала приходить домой поздно.

Момо промолчала, спокойно намазывая на гренку масло.

- Может, ты всё-таки мне скажешь что-нибудь? – положив на стол полотенце, мать семейства Наканиси уставила руки в бока. Тройня мальчуганов внезапно затихла, ожидая большой драки. Мужчина за столом – отец семьи Наканиси, конечно же – поднял повыше раскрытую газету, чтобы не встревать в эти разговоры.

- А что, тебе внезапно до меня стало дело? Пока вчера я не упала и не разбила твою безвкусную вазу, потому что мне было мало места для растяжки, всё, о чём ты, мама, беспокоилась – была учёба Шинджи. А что теперь? Есть, кого хвалить, нужен и тот, кого можно выставить козлом отпущения, да?

Лицо женщины омрачила гримаса ярости, а руки сжались в кулак, но девушка продолжала говорить.

- Вот и всегда так было – лишь бы твой драгоценный старший сын не оплошал, а другие лишь наказания достойны, - вставая из-за стола и бросая на тарелку так и не тронутый тост, перешла на низкий тон Наканиси-младшая. – Я почти выиграла этот чёртов кубок, у меня превосходный табель оценок и даже все друзья одни лишь спортсмены и умники. Но тебе и этого мало!

Момо выбежала из кухни и пустилась прямиком наверх, в свою комнату как раз в тот момент, когда её мать перешла на крик:

- А ну не смей разговаривать со мной в таком тоне! Куда ты пошла? Я не договорила!

Женщина только хотела подняться за дочерью, как Бантик тут как тут появилась на пролёте лестницы – со спортивной сумкой на правом плече.

- Что это? Ну и куда это ты собралась? – пытаясь преградить девушке путь, взревела женщина. – Совсем страх потеряла?!

- Нет, это ты потеряла весь свой разум, - жёстко парировала Момо и проскользнула под рукой матери. – Я переночую у подруги, а ты остынь. Господи, жду не дождусь того часа, когда покину этот дом. Пока, папа, удачи на работе!

- До свидания, солнышко! – прокричали ей из кухни.

Наканиси-младшая хлопнула дверью, а разъярённая женщина бросила об пол истерзанное в руках полотенце.

Момо устала. В смысле, её мать всегда имела сложный характер, чёрт бы знал, за что отец выбрал её, но всё же это случилось, а значит обратно пути нет. Она сдержана при гостях, так что, пока у них кто-то бывал, женщина просто не могла спустить себя с поводка почём зря. Ну и, сами понимаете, все члены семьи из-за этого старались тащить в дом всех знакомых и друзей почти ежедневно, если, как Шинджи, не имели возможность слинять оттуда к чёртовой матери. Ирония.

Наканиси практически полностью перестала общаться с Кисе, не зная даже, чем это можно обосновать. Их «отношения» - малютка вздрогнула и покраснела – закончились, даже не начавшись, хотя после такой большой ссоры с Кагами его опека и чувства были заживляющей мазью.

- Ну вот, теперь мне ещё хуже, - помрачнела и сгорбилась девушка, ощущая, что просто воспользовалась добротой и влюблённостью парня.

Но ведь сам по себе Кисе не был невинным цветком. Бантик не редко наблюдала, как он общался с кем-то незнакомым или некоторыми парнями, оскорбляющими его за смазливую внешность и поведение. Не сказать, что это грубость – прямо как у Макото. А скорее… очень вкрадчивый и устрашающий сарказм.

Несмотря на это, она считает его замечательным человеком. А ещё не знает, как к нему относиться пока что.

Незаметно для себя, ноги девушки привели её на станцию. Как на автомате, она всегда после тренировок и уроков идёт сюда, чтобы повидаться с Макото. Но недавний инцидент немного оградил её от Кайдзё, так что она не появлялась там достаточно долго. Уже в самом расцвете август, а блаженного отдыха осталось не так уж и много, как кажется, - недели три от силы.

Хотя ей ведь надо где-то переночевать.

Бантик вздыхает и решает отправиться в уже знакомое место, чтобы выпросить у Макото ночлега (совсем не хочется искать девушек из клуба Сейрин, учитывая, что они её кинули не так давно в поездке на пляж).

Однако, стоило ей войти внутрь главного корпуса школы, мужчина в форме охранника остановил её.

- Постой-ка, куда это ты собралась?

- К сэмпаю?.. – неуверенно сказала та. Самое интересное, что кроме своего второго визита сюда, её всегда кто-либо проводил внутрь школы, причём не всегда прямым ходом.

- Ишь чего, иди давай отсюда. Иначе мне придётся обратиться в полицию, что ты шляешься по чужим школам.

- Но разве вы меня не пом-… ?

- Давай, иди-иди! – настаивал он на своём. Момо пришлось повиноваться.

На пути обратно в… никуда она даже не чувствовала злость, скорее растерянность – ну и что теперь делать? Домой возвращаться уж никак нельзя. По крайней мере, её мозг не выдержит очередной промывки.

Но судьба к миниатюрной школьнице благосклонна. И я говорю не только про сегодня.

- Момо?

Девушка обернулась на отклик и тут же застыла, изобразив на лице одновременно и удивление, и замешательство.

Перед ней определённо стояла Джонс – такие черты лица не особо распространены среди японок, - однако весь её вид кричал об обратном: аккуратная летняя форма, тапочки вместо туфлей, никакого макияжа и, что не мало важно, каштанового цвета волосы, убранные в высокий хвост. Если бы не цвет волос и не отсутствие штукатурки на лице, можно было бы сказать, что эта та самая девчонка с фотографии Томико.

- Ты что тут делаешь? Если ты ищешь Кисе, то у них пока что идёт тренировка, - спокойно, как ни в чём не бывало, говорит старшеклассница.

- Э… - мямлит Наканиси. – Н-нет, я вообще-то искала тебя. А… что случилось?

Макото непонимающе вздымает брови. А затем, открывает рот в беззвучном «А-а-а-а», вспоминая, что она одета не совсем так, как её привыкли видеть в данном… измерении? Мире? Ну да.

- Долгая история. У тебя совсем нет дел, раз ты приехала сюда?

- Аналогично.

***


Так необычно было наблюдать за тем, как Макото усердно выводит формулы в тетрадке, почти каждую минуту сверяясь с учебником, справочником, чьими-то ещё заметками и распечатанными из интернета лекциями. Её стол очистился от бесконечного мусора из скомканной бумаги, журналов и нотных листов, заполнившись упорядоченными по стопкам тетрадями, пособиями и учебниками. И это для Бантика выглядело скорее печально, чем удовлетворительно.

Момо сидела на кровати Макото, попивая зелёный чай и скучающе изучая обстановку. В конце концов она была здесь лишь раз, и тот был… довольно напряжённым в каком-то смысле.

Да, конечно, Шапка пустила Наканиси к себе перекантоваться, не совсем же она бессердечна. Джонс сказала, что абсолютно понимает её в ситуации с матерью, но подробностей не давала. И вот они тут, Джонс со скрипом сидит на месте, готовясь к повторному тесту, чтобы, наконец, отвязаться от летних занятий и приступить к… как ни странно, подготовке к поступлению в колледж.

- Так ты расскажешь мне, что случилось? – тихо поинтересовалась Бантик.

- Прости, но мне нужно доделать химию, иначе учитель будет сердиться, - отвечает девушка, вздыхая. – А я уже имела довольно нелицеприятный разговор с преподавательским составом и директором. Если я не хочу вылететь из школы до конца года, то мне нужно соблюдать общую дисциплину и поднять свой средний бал. Вот уже после марта…

Макото замолчала.

Занервничав, Момо отставила кружку на прикроватную тумбочку.

- Что после марта?.. – осторожно вопрошает школьница и, кажется, уже заранее знает ответ на свой вопрос.

- После марта, я, наверное, уеду в США.

На Момо с высоты трёхэтажного здания обрушивается поток ледяной воды.

- Это как это?! Н… не уезжай, пожалуйста! Если это потому, что я тебе надоедаю, я перестану, честно! Стану реже приходить, писать и прочее… - девушка аж с кровати вскочила, причитая и размахивая руками. – Я…

- Момо, успокойся, - Макото встаёт с места и, взяв Бантика за плечи, усаживается с ней обратно на кровать. – Ты не виновата. Никто не виноват.

Девушка залезла на кровать с ногами и села в позу лотоса, беря Наканиси за ладони. Она пыталась улыбаться, чтобы сделать ситуацию менее драматичной, но это не тот путь, которым она налаживала свои и чужие проблемы. Сейчас Шапка уж точно не сможет слить вину на себя, ведь от этого явно станет только хуже.

- Обучение в Кайдзё довольно дорогостоящее. Мой отец сейчас переживает финансовые проблемы, поэтому не сможет помочь мне, раз уж я больше не получаю стипендию. Мои сбережения позволяют оплатить полностью учёбу до января, плюс то, что я заработаю в этот промежуток, хватит на окончание семестра. У меня будет возможность доучиться в Америке, ведь… мало школ с меньшей стоимостью обучения возьмёт кого-то на последний год, кому нужна такая ответственность?

Как можно вкрадчивее и понятнее старшеклассница объяснила подруге, в какую дурацкую затею втянула Молли директора и её, поставив перед выбором снова: поступиться своей честью или уйти насовсем. Видимо, она ей жутко насолила, раз учительница решила выжать девушку из школы.

- Так это ведь совсем не сложно! – заявила Момо воодушевлённо, будто заметила спасательную шлюпку в бескрайнем океане. – Я же, я вот ведь создала свой клуб. Тогда и восстановить какой-нибудь не составит труда!

- Вспомни хорошенько о том, как относятся ко мне в школе. Никто не захочет вступить в клуб, которым я заправляю, - покачала головой розововолосая. И только Наканиси подняла палец вверх, собираясь сказать что-то, Макото покачала головой, перебив её. – Знаю, о чём ты думаешь, но девочки и так заняты своими делами.

- Но ведь есть и другие, кто поддержит тебя! Хотя бы Кисе-кун и Хаякава-сан! И конечно же Касаматсу-сан!

Джонс открыла рот в порыве сказать нечто противоречивое относительно последнего, но не стала. Спустя некоторое время, она продолжила говорить.

- Это всё здорово, однако в женском баскетбольном клубе может быть только один парень – менеджер. Помнишь Минору? Вот он у нас как раз отвечал за распространение расписания тренировок, - Шапка начала загибать пальцы с облезлым лаком, запрокинув голову назад и глядя в потолок, - за учёт инвентаря, за заказ новой формы, за посещаемость и так далее. Ну, знаешь, очень типично, когда у мужских клубов менеджер девушки, а у женских мужчины: видимо, это для того, чтобы не было панибратского отношения к менеджеру. Наверное. Хотя вот Такеучи-сан назначил менеджером парня.

Наканиси не знает, кто это – Минору. Да и не делает вид, что знает.

- Ух ты, а ты знаешь много подробностей.

- Не первый год в этом деле вращаюсь, - старшеклассница пожала плечами. – В средней школе я чисто по энтузиазму решила записаться, а оттуда пошло-поехало…

- Тогда!

Бантик вскочила на ноги и воинственно прыгнула на пружинистой кровати.

- Мы создадим свой клуб! – поразила та воздух кулаком и весело вскрикнула. С другого конца лофта послышались звук упавшего с кровати тела и недовольное ворчание. – То есть… ты создашь. Ты обязательно создашь! Потому что… потому что, если ты уедешь, мне снова будет одиноко.

Девушка, поникнув, опускается на колени и поджимает губы.

- Ну что за глупости, Момо.

Я помню, как растрогалась, когда Джессика рассказала мне об этом. Шапку пинали, презирали и выставляли козлом отпущения, а эта маленькая японочка с тысячей возможностей и целой цистерной энтузиазма нуждалась в Макото, как утопающий в спасательном круге. Момо тонула в этом обществе вокруг; конечно, девушка выросла в этой стране, в таком менталитете, но ей было душно.

А Джонс стала глотком свежего воздуха.

- Тебе не будет одиноко без меня, потому что ты не одна. Да и… в конце концов, зачем тогда придумали телефон?

Положив руку Момо на плечо, она наклоняется и, скользнув запястьем по спине девушки, приобнимает ту. Легко и невесомо. Макото ценит личное пространство лишь нескольких людей, и Наканиси вошла в этот список, пусть и недавно.

И только Джонс хотела отодвинуться, встать и заняться своими делами, как Бантик схватила ту за шею, крепко-крепко обнимая в ответ и шмыгая носом.

Можно ли почувствовать, что человек свой? Что не только здесь и сейчас, но и всегда, всегда-всегда он будет с тобой. Душой и телом, мыслями и словами, поступками и решениями. Этот человек – возможно, самый настоящий друг – просто не способен встать к тебе спиной, потому что вы идёте нога в ногу, неустанно шагая и подбадривая друг друга. А если ты упадёшь, он непременно остановится и подаст тебе руку. Да если надо, он понесёт тебя на руках, смеясь, будто ему совсем не тяжело! И ты в ответ сделаешь то же самое. Бескорыстно. Безукоризненно. Искренне.

Наверное, это самое лучшее чувство, которое только может возникнуть в сердце человека.

Макото похлопала школьницу по плечу, и та отлипла от подруги с… пугающе горящими энтузиазмом глазами.

- Ты что-то задумала, и я не думаю, что мне это нравится, - хрипло произнесла старшеклассница, вжимая голову в плечи и чуть подаваясь назад.

Возможно, решимость Момо пугает Джессику.

Но вам она понравится, уверяю.

Примечания:

Ваш автор ленивый и глупенький, как хлебушек.
Да, долго меня не было. Да, глава маленькая. Да, так себе по содержанию. Да, возможно, у меня уже и нет читателей вовсе.
Зато хэй, я наконец перешла во вторую фазу, или типа того. Может, кто-то заметил изменение в названии глав? Ну вот да, кхм.

@темы: Лол, это фанфик?, Клуб одиноких сердец Макото Джонс, Грёбанное творчество, Kuroko no Basuke

URL
   

Обои пряной осени

главная